Нейропсихологическая диагностика и коррекция

Что такое нейропсихология

Нейропсихологию можно определить, как область знаний о связи психической деятельности с важнейшим человеческим органом – головным мозгом. В практическом плане нейропсихология выступает в трех основных направлениях: 

  • В клиническом – диагностика и восстановление высших психических функций при поражениях головного мозга (травмы, опухоли, нарушения мозгового кровообращения, энцефалопатии, дегенеративные расстройства). 
  • В геронтологическом – диагностика и коррекция специфических для старческого возраста нарушений психической деятельности. 
  • В психологии развития - как нормального, так и нарушенного. Это направление  называют нейропсихологией детского возраста. Детские нейропсихологи набирают популярность, в первую очередь, в связи с объективным ростом количества нормально развивающихся детей с трудностями поведения и усвоения школьной программы. 

 

В случае поражения головного мозга неизбежно нарушаются его функции. Нарушения могут быть очевидными, например, когда человек теряет речь или перестает распознавать предметы, а другие могут быть заметны только специалисту, например, когда возникают трудности понимания сложных логико-грамматических конструкций или скрытый смысл высказывания. К сожалению, нет научных оснований надеяться на полное спонтанное восстановление психической деятельности, и при любом типе поражения мозга необходима квалифицированная нейропсихологическая диагностика  и восстановительное обучение. 

Роль нейропсихолога при реабилитации пациентов с нарушениями памяти, внимания, мышления, речи, а также в эмоционально-мотивационной сфере

Клинический нейропсихолог играет одну из ключевых ролей в процессах нейрореабилитации пациентов с нарушениями восприятия, памяти, внимания, мышления, устной и письменной речи, эмоционально-личностных особенностей и мотивационно-волевых процессов, возникшими в результате поражения головного мозга. Именно он определяет стратегию, тактику и конкретные методы восстановления этих функций, участвует в оценке эффективности подобранного фармакологического лечения, помогает другим специалистам и родственникам пациента сформировать наиболее оптимальную для эффективного восстановления среду. Наиболее перспективным представляется обратиться к нейропсихологу в первые полгода, после наступления болезни, однако, даже если это время упущено, нейропсихологические методы восстановительного обучения все равно позволяют существенно повысить качество жизни пациента. 

Нейропсихологическое обследование для людей пожилого возраста

Нейропсихологическое обследование показано людям старше 65 лет, особенно, одиноко живущим, неработающим пенсионерам – во-первых, человек, ведущий такой образ жизни, редко ставит перед собой трудно выполнимые задачи, обычно живет по однажды заведенному распорядку, автоматически совершая одни и те же действия изо дня в день. Таким образом, с одной стороны, неиспользуемые в регулярном режиме функции воспринимаются мозгом как ненужные, что приводит к их постепенному угасанию, с другой – не возникает повод их протестировать, понять, в каком они состоянии. Во-вторых, объективно оценить успешность собственной деятельности довольно сложно мы всегда можем найти себе оправдание или, напротив, его не заметить. Однако окружающим тоже бывает непросто адекватно оценить изменения в поведении и познавательной деятельности своих пожилых друзей, коллег и родственников – наше обыденное сознание слишком зашумлено стереотипами, а информированность населения о современных научных представлениях о нормальном и патологическом старении очень низкая. Методы нейропсихологической диагностики позволяют оценить степень сохранности познавательных процессов (внимание, память, мышление и т.д.), определить средства профилактики когнитивного снижения, квалифицировать нарушения высших психических функций. 

Нейропсихологическое обследование для детей. Как определить, нуждается ли в консультации нейропсихолога ребенок

Конечно, если у ребенка есть какие-либо трудности неврологического характера, если он в своем развитии существенно отстает от сверстников,  необходимость такой консультации очевидна, а как быть, когда таких явных поводов нет?                                                                                                                     

О консультации стоит задуматься, если вы готовы определить ребенка в две и более из нижеперечисленных категорий: 

  • Ребенок «неловкий»: у него все валится из рук, он постоянно обо что-то бьется, спотыкается, цепляется одеждой за дверные ручки и лестничные перила, ломает на одежде молнии, ему трудно застегивать пуговицы и завязывать шнурки, не может сам надеть носки или колготки, держит столовые приборы всей пятерней, неаккуратно ест, не может научиться есть ножом и вилкой, правильно держать ручку и т.п.
  • Ребенок «несобранный»: часто теряет вещи, не способен поддерживать заведенный порядок (у себя на столе, в шкафу, в рюкзаке), не помнит распорядок своего дня, забывает о договоренностях,  постоянно отвлекается от текущего занятия.
  • Ребенок «неусидчивый»: не может спокойно сидеть на одном месте – постоянно ищет повод встать (хотя бы привстать), а лучше, пройтись. Не может удержать позу тела – ерзает, болтает ногами, раскачивается на стуле, встает на стул коленками, упирается руками в сидение стула, укладывается на стол или сползает под него и т.д.
  • Ребенок «неустойчивый эмоционально»: на фоне общего благополучия может неожиданно расплакаться, устроить истерику или заупрямиться из-за пустяка.
  • Ребенок «неработоспособный»: с трудом принимается за дело, быстро устает, теряет суть текущей деятельности, перестает стараться и т.д. 
  • Ребенок «нелюбопытный»: ему неинтересно знать, как устроены приборы, почему меняется время суток, как приготовить обед, почему одни собаки маленькие, а другие – большие и можно ли достать до луны, если все дома в Москве поставить один на другой и т.п.
  • Ребенок «несамостоятельный»: его навыки самообслуживания ниже возрастных возможностей (способность переодеться, поесть, помыться, собрать/ разложить вещи и т.п.), он не приступает к действию, пока не получит инструкцию от взрослого (не помоет руки, не сменит одежду, не сядет за уроки), он не может самостоятельно себя ничем занять, не пытается раздвинуть свои возрастные границы. 
  • Ребенок «нецелеустремленный» – он не ставит перед собой более и менее долгосрочных целей, например, научиться кататься на коньках, собрать пазл из 1000 фрагментов, накопить на новый набор Лего. Не задумывается о том, кем он станет, когда вырастет или не выстраивает свое поведение в соответствии с этими планами (например, говорит, что станет поваром, но не проявляет интереса к делам на кухне, не играет в ресторан, не устраивает кукольных званых обедов).
  • Ребенок «непослушный». Вам не удается спокойно (без угроз, шантажа и повышения голоса) договориться с ним о самых простых, и порой очевидных, вещах. 

 

А также, если ребенок: 

  • Имеет трудности засыпания и/или пробуждения.
  • Очень избирателен в еде: отказывается пробовать что-то новое, ест только строго определенный набор продуктов, приготовленный, а иногда и сервированный, строго определенным образом. Например, может попросить апельсин и отказаться его есть, если тот разделен на дольки, а не порезан кружками. 
  • Путает право-лево, позавчера-послезавтра и т.п.
  • С трудом формулирует высказывание, например, собираясь что-то сказать несколько раз повторяет: «ну, это… там вот… это…мммм» или не может подобрать слова для называния предметов, явлений и действий. Начинает рассказ слишком издалека или, наоборот, вообще не посвящает в контекст, нарушает порядок повествования. 
  • Путает многие слова, близкие по звучанию или значению. 
  • При раскрашивании картинок много выходит за контур, при письме – за поля. Не удерживает строку (съезжает вверх или вниз), имеет неустойчивый почерк. 
  • Плохо запоминает стихи и песни. 
  • Пропускает существенные детали изображения при рисовании по образцу. 
  • Ребенку не даются аппликации или лепка из пластилина. 
  •  К концу первого класса ребенок не научился писать, читать или считать в рамках школьной программы. 
  • Выполнение домашних заданий требует значительных усилий и временных затрат (на уроки уходит 2-3 часа, ребенок выполняет их или с большим количеством ошибок или при помощи взрослого). 
  • Ребенок получает много замечаний по поведению и прилежанию. 

 

В основе подобных трудностей лежит не зловредность маленького человека и не вселенский заговор против его родителей, воспитателей и учителей, а функциональная незрелость отдельных зон мозга ребенка, необходимых для реализации тех или иных задач. Легче всего это объяснить по аналогии с развитием мышечного каркаса: одним трудно подтягиваться, другим отжиматься, третьим – приседать. Эти трудности всегда связаны со слабостью отдельных групп мышц. Чтобы их преодолеть, необходимо понимать, какую группу мышц нужно развивать и как это делать оптимально, исходя из того, какие мышцы развиты лучше, а какие хуже у конкретного человека. Невозможно заставить подтянуться 20 раз человека, который с трудом подтягивается трижды. Здесь бесполезно кричать и наказывать. Функциональные возможности от этого не возрастут и даже, с большей вероятностью, снизятся, т.к. у человека выработается стойкое неприязненное отношение ко всему напоминающему турники и все, что с ними связано. Более того, человек очень быстро обесценит саму необходимость подтягиваться, тем более 20 раз. Также, довольно скоро, он обесценит не только методы, но и мнение того, кто его принуждает подтягиваться и откажется под его руководством не только подтягиваться, но и отжиматься.  Приседать тоже не будет. Чем увереннее его будут заставлять, тем ожесточённее он станет сопротивляться. Патологический круг замкнется. Хуже всего, если этот человек – наш ребенок. Ведь он нам больше не доверяет, и по совести сказать, правильно делает, при этом, ему больше некому довериться. Если мы все еще уверены, что ребенку нужна развитая мускулатура, мы отведем его в спортивную секцию. 

Нейропсихолог по отношению к детям с вышеперечисленными трудностями выступает своего рода физкультурником. Он определяет зоны мозга, функции которых развиты меньше необходимого и те зоны, которые могут выступать опорными звеньями. С учетом особенностей личности ребенка и сферы его интересов, выстраивает стратегию и тактику «тренировок», контролирует правильность выполнения упражнений, корректирует программу. Целью занятий по нейропсихологической коррекции и формирующему обучению выступает достижение функциональной возрастной нормы, когда для успешного дальнейшего развития   ребенку будет достаточно жить обычной детской жизнью. 

Нейропсихологическая диагностика также будет важна в рамках процедур определения готовности к школе всем детям шести лет (плюс-минус полгода) и детям более старшего возраста, если планируется переход в другую школу с усиленной программой.